.RU

Перумов Н. Д. П 26 Война мага. Том Конец игры. Часть первая: Цикл «Хранитель Мечей». Книга 4 / Ник Перумов - страница 10


как именно рушилась та дорога. Я тоже не забыл.
^ Когда вслед за Атликой явились эти двое, я тотчас ощутил
сходство. В основе — те же чары. Тот оке запах волшебст-
ва. У меня не хватит слов, чтобы описать это, но действи-
тельно очень похоже на ваш запах. Это они, я убеждён».

— Атлика. Которую я тогда «спасал», — Фесс скрип-
нул зубами.

«Быть может. Точно никогда уже не узнаем. Да и нужно
ли? Ясно только, что это их работа. И цель понятна — вы-
бить ордосскую Академию, её магов. Ведь вы с Даэнуром —
это счастливая случайность, на неё никто не мог рассчиты-
вать».

— Всё равно — мне нужно знать, зачем им Эвиал.
«Какая разница, некромант?! Они задумали злое. Им

наш мир — ничто, пыль под ногами. Может, принести всех
его обитателей в жертву, собрать побольше силы. Может,
они просто затеяли алхимическую Великую Работу, а Эви-
ал — редкий ингредиент. Так какая разница, Фесс ? Они —
враги. И этим всё сказано!»

Мыслеречь дракона клокотала гневом.

— За Эвиал схватилось несколько надмировых сил, —
в очередной раз повторил Фесс. — Я хочу знать, нельзя ли
их натравить друг на друга.

«Хорошо бы, но для этого они слишком, хитры. Им враж-
довать невыгодно».

1 См. роман «Рождение мага», с. 196—205.

277

Значит, где-то в Межреальности обитают и действуют
могущественные чародеи, которые не рождены от мужчи-
ны и женщины, подобно всем без исключения волшебни-
кам Долины. Почему же они никогда, ни. разу не сталки-
вались хотя бы и с его родной Гильдией? Или боевые маги
вроде Клары, Эгмонта, Мелвилла, отца для этих особ —
слишком мелкая дичь? Конечно, Упорядоченное огромно,
в нём можно просуществовать целые зоны, причём от-
нюдь не толкаясь боками, но Долина никогда не остава-
лась в стороне от того, что даже сам Игнациус почитал
«эпохальными битвами»!

Видать, разные у нас понятия об эпохальности, с не-
ожиданной горечью и стыдом подумал некромант. В са-
мые глаза вдруг взглянула сила, по сравнению с которой
всё, чем гордилась Долина, вдруг показалось детскими иг-
рами, нет, скорее вознёй щенков или котят в корзинке, за
которой с усмешкой наблюдает хозяин.

Однако я сумел опрокинуть Атлику. А маски так и не
смогли ничего со мной сделать. Только говорили, говори-
ли и говорили. Если б могли убить — не колебались бы ни
мгновения, стёрли б в порошок. Значит — или это не в их
силах (ох, не обманывай себя, не обманывай!), или же на-
деются как-то использовать. Для чего — тебе не угадать
Разве что ты каким-то образом и впрямь сроднился с Ме-
чами (хотя разве станет такое оружие сроднятьея с каким-
то смертным!), и теперь, скажем, только твоя кровь или
же твоя смерть в каком-то ритуале окончательно отдадут
Иммельсторн с Драгниром в руки Эвенстайна с Бахмутом.

Банально, сказала бы Клара. Но вот в чём фокус, даже
самые банальные вещи иногда срабатывают. И порой да-
же чаще, чем нам бы хотелось.

Маски долго подбирались к заветным Мечам, кривы-
ми окольными тропами, хотя при их силе (Атлика мало
что не сровняла с землёй весь Пик Судеб, и все девять дра-
конов Эвиала оказались бессильны) могли бы просто за-
хватить их, и всё. Особенно сейчас, когда Алмазный и Де-
ревянный Мечи не в надёжном схроне на самой грани ре-
альное™, а болтаются на поясе Клары Хюммель, словно
самые обыкновенные клинки. «Может, Мечам нравится

прикидываться? — вдруг мелькнула шальная мысль. —
Притворяться ничем не выдающимися?..»

У артефактов иногда прорезается что-то, донельзя по-
хожее на характер.

Что ж, примем пока, за неимением лучшего, что маски
всерьёз собрались зарезать меня на тайном жертвеннике,
причём явиться к нему я обязан исключительно добро-
вольно, иначе заклинание не подействует.

...А впереди, и уже совсем рядом, — Чёрная яма.

Река внизу замедлила течение, распалась десятками
рукавов, покрылась широкими кувшинками. Под недвиж-
ной поверхностью — чувствовал Фесс — бесшумно сколь-
зили чешуйчатые тела, жёлтые немигающие глаза подоз-
рительно уставились вверх, на девятку плывущих в сапфи-
ровом небе драконов.

Тёмная река несла в себе силу, много силы. Такое бы-
вает, если должным образом у истоков сойдутся магиче-
ские линии мира. Вода пронизана мощью, мощь — её ос-
нова, вода почти что состоит из неё, подобно тому как из
неё же, воды, состоит и наше тело.

Но в обычной воде магия дремлет. Мы чувствуем, тя-
немся к ней, застывая на краю океанского беспределья,
замираем, скользя взором по таинственной лунной до-
рожке, не зная, что именно в эти минуты волшебство об-
ращается к нам, тянется, словно бродячий пёс, мечтаю-
щий, как в сказке, найти настоящего хозяина.

Здесь, в Тёмной реке, магия пробудилась. Оперлась
истоком и устьем, выгнулась, точно кошка. И, конечно, в
водах такой реки жили не простые лягушки, рыбы или
тритоны.

Чего уставились, желтоглазые? Взгляд у вас, призна-
юсь, неприятный, пробирает, несмотря на то что я — вы-
соко в аэре, на спине могучего дракона.

«Смотри вниз, молодой некромант. Смотри как следует».

Последние деревья нависали над пропастью, корни
высунулись было из тёплой привычной земли и испуганно
завернули обратно, одевшись корой там, где неосторожно
вылезли на воздух. Сама Чёрная ,яма была в поперечнике
три или три с половиной лиги, отвесные стены, как и по-

279

ложено, имели цвет воронова крыла. Многочисленные
речные рукава оборачивались стекавшими вниз потоками,
не стремительными рокочущими водопадами, что взбивав-
ют облака сверкающих брызг, а именно потоками, мед-
ленными, словно вода враз обернулась тягучим варом.
Здесь начинался первый виток спирали, широкий и глу-
бокий жёлоб, достаточный, чтобы вместить все воды, из-

ливающиеся в него сверху.

«Если ты хочешь говорить с Уккароном, то лучше всего
сделать это- отсюда. Не стоит спускаться вниз, молодой
некромант».

— Я помню, что случилось с тем храбрым молодым
драконом, Чаргос. Но звать хозяина, ещё даже не постучав
в калитку, кричать с улицы — очень невежливо. Знаю, Ук-
карон не человек. Но человеческая вежливость ещё нико-
му не повредила.

Дракон изогнулся, зашипел, словно давя в себе ярость.
«Хорошо. Я понесу тебя вниз. Ошибки молодого дракона
мы не повторим».

— Чаргос. Если бы ты позволил, я отправился бы вниз
вместе с Аэ... с моей дочерью.

Фесс опасался новой вспышки драконьего гнева, уже
куда более сильной; но старый Хранитель лишь изогнул
бронированную шею и взглянул некроманту прямо в глаза.

«Ты прав. Ты почувствовал мой страх, мастер Лаэда.
Я скорее дал бы забить себя толпе невежественных пасту-
хов, чем признался в подобном позоре своим сородичам. Но
тебя я не стыжусь. Я чувствую твою силу, молодой некро-
мант. Она есть и у юной Аэсоннэ. И, хотя Мне очень не хо-
чется отпускать внучку, я соглашусь с тобой. Сам же я ос-
танусь здесь, наверху, вместе с остальными».

— Ты никогда не говорил, что может ждать нас внизу,
о многомудрый.

«Там нет чудовищ, только бродячие камни, Кэр. Но, чем
глубже ты опускаешься, тем сильнее жажда навсегда ос-
таться там, самому обратиться в один из таких камней,
вечных, неразрушимых, презрительно сторонящихся ничтож-
ной суеты живых. Там никто не станет кидаться в тебя
огнешарами или пытаться поджарить тебе пятки молния-

280

ми — по крайней мере, до той глубины, на которую опустил-
ся я. А потом навалилось такое отчаяние... мне, обитателю
пещер, где покоится мой Кристалл, вдруг стало невыносимо
страшно, мне показалось, что Яма — на самом деле всасы-
вающая всё и вся воронка, а Уккарон — существует разом в
двух мирах, в нашем — и в том, куда ведёт эта воронка.
И что именно он решает, кому остаться здесь, а кого про-
пустить дальше»:

— Тебе поистине многое открыто, — с уважением по-
качал головой Фесс.

«Если бы, молодой некромант, если бы... Старость дару-
ет мудрость, но она же отбирает — нет,- не силы — но ре-
шимость пожертвовать собой. Отчего-то начинаешь цеп-
ляться за жизнь и страшиться небытия. И это... позорно
для дракона. Я... не хочу спускаться туда, Кэр. Я ни за что
не пустил бы туда собственную внучку. Но... ты должен
вернуться. Свет и радость Аэсоннэ помогут вам обоим. Да
пребудет с тобой истина того, что мы поставлены хра-
нить».

Очевидно, последние слова он произнёс так, что их ус-
лыхали и остальные драконы. В сознании Фесса загудел
настоящий хор:.

«Да пребудет... истина Кристаллов... да пребудет...»

— Рыся, — негромко позвал Фесс, и жемчужная дра-
коница вмиг оказалась рядом. — Согласна ли ты понести
меня? Долг призывает Чаргоса остаться здесь.

«Ты смеешься, папа, — возмущённо отозвалась дочь Кей-
ден, выгибая шею, так, чтобы некроманту бьшо б удобно
перебраться ей на спину. — ^ Как это я могу «не согласить-
ся»?! А вождь Чаргос поможет нам, в случае чего».

«Неудачи не должно быть, Неясыть», — прорезался го-
лос Сфайрата.

Её не будет, о скрытный дракон. Как умело создава-
лась видимость, что именно ты — главный среди племени
Хранителей! Ты ведь не сказал мне ни слова о Чаргосе...

Рыся легла на крыло и плавно заскользила вниз.

— Держись над водой, дочка, — попросил некромант.
И — взглянул в самую глубь Чёрной ямы.

Сперва бьшо удивление, потом — разочарование.

281

Вьётся винтом вдоль аспидно-поблескивающих стен
вода, но не журчит, катится молча, в недоброй тишине
Самое дно Ямы отлично видно, его скрыл сизоватый ту-
ман, сквозь него торчат острые каменные пики, а кое-где
сквозь истончившуюся пелену проглядывает тёмная поро-
да. Ничего особенного, и, кстати, никаких блуждающих
камней. Струящийся по жёлобу поток достигает мглисто-
го покрывала и исчезает под ним. Царит полное беззву-
чие, только шипят крылья Рыси, мерно рассекая воздух.

Над текучей водой дрожит едва ощутимая магическая

. аура. Чёрная яма жадно впитывает несомые зачарованной

рекой воды, вбирает в себя порождённое ею волшебство.

«Пещеры, папа», —указала Рысь.

Да, верно. Над спиралью водоносного жёлоба, в ас-
пидно-чёрных стенах обрыва замелькали раскрытые устья
подземных ходов. Кто и зачем прорыл их — неведомо, но
исходящую оттуда голодную злобу Фесс почувствовал
очень чётко. Неведомые обитатели не спешили появлять-
ся на белый свет, они прекрасно понимали, что такое де-
. вятка драконов в безоблачном небе, и отнюдь не рвались
предложить некроманту честный бой.

Уши Фесса словно заложило ватой. Он слышал тяжёлое

дыхание Аэсоннэ — не настоящим слухом, мысленным.

Драконица словно пробивалась сквозь нечто незримое,

упругое, нехотя рвущееся под напором бронированной гру-

. ди и мощных крыльев.

Сперва Фесс считал обороты спирали, но очень скоро
бросил это безнадёжное занятие. Рысь закладывала одно
кольцо за другим, однако дно Ямы совершенно не при-
ближалось, проклятый туман висел и висел себе, дразня
одновременно и близостью, и недоступностью.

Некромант поднял взгляд — и разом понял, о чём пре-
достерегал его старый дракон.

Ему показалось — он заперт в бесконечном туннеле,
он спустился чуть ли не к самому сердцу земли, и далеко-
далеко вверху слабой, почти неразличимой точкой видне-
ется небо, а в нём — едва заметное мельтешение каких-то
крылатых фигурок, таких крошечных и ничтожных по срав-
нению с торжественной мощью подземного царства. Нек-

282

романт и драконица очутились словно в середине испо-
линского кокона, и то, куда они стремились, по-прежнему
окутывал туман, ехидно дразня мнимой близостью. Жи-
вая, струящаяся вода не помогала, как надеялся Фесс.
Чёрная яма и её незримые обитатели быстро высасывали
из потока всю магию, какую только могли, и вниз по жёло-
бу струилась мёртвая, опустошённая влага.

«Так вот что значит «сухая вода», — смятенно подумал
некромант.

«Папа ? — Рысь мгновенно почувствовала его беспо-
койство. И вдруг, безо всякого перехода: — Я устала,
пап».

Никогда прежде неукротимая драконица не признава-
лась ни в чём подобном, да ещё и так спокойно, едва ли
неравнодушно.

— Рыся, что с тобой?

«Уккарон высасывает из меня жизнь. Он просто вампир,
папа. Повернём назад!»

— Вампир?!. Что ж, оно и к лучшему. - Фесс для вер-
ности закрыл глаза, заставил погаснуть весь окружающий
мир.

Не обращать внимания на трусость, внезапно поразив-
шую обычно бесстрашную драконицу. Она ведь продол-
жает лететь, вперив взгляд в чёрные каменные копья на
самом дне, что никак не желает приближаться. Это просто
Чёрная яма подала наконец голос. Скромно напомнила,
что шутить с ней всё-таки не стоит, не нужно лезть так уж
нагло и напролом. В конце концов, она, Чёрная яма, ни-
кого не преследует и не затаскивает к себе силком.

Кольцо драконов в далёком небе. Восемь, только во-
семь, и полной силы ему не достичь.

Мы обязательно долетим, не можем не долететь.

А кокон закрывается, и последний проблеск неба ос-
тался лишь в драконьем хороводе, спасибо Чаргосу, Сфай-
рату и остальным, они не дали западне захлопнуться.

...Бродячие камни появились беззвучно, со всех сто-
рон, просто выступили из тьмы непроглядных нор, суну-
лись в молчаливый поток, пересекли его и замерли на
самом краю жёлоба. Похожие друг на друга каменюки,

283

вытянутые, заострённые к вершине, словно колья в часто-
коле, грубо и неровно вытесанные. Незримые глаза уста-
вились на некроманта, ему показалось — он даже слышит
скрип, словно ворочаются тяжёлые мельничные жернова,

«Папа, давай прямо вниз, а? — жалобно попросила
Рысь. — Ну что мы тут кружимся, чего накрутить хо-
тим ?»

— Вода — какая-никакая, а защита. Ей ведь едва ли по
нраву то, что с ней творят в этой ямине, — отозвался
Фесс. — Держись над жёлобом, дочка, пожалуйста...

Драконица осталась явно недовольна, но не стала и
спорить.

Дно же тем временем приближаться явно не собира-
лось.

Ну что ж, значит, обряд придётся творить прямо здесь,
на спине летящего дракона. Тут не вычертишь магиче-
скую фигуру, значит, не станем стонать и заламывать ру-
ки, а обойдёмся иными средствами.

Они скользят над мёртвою водою. В Уккароне, конеч-
но, что-то есть от вампиров — однако лучше уж сосать не-
зримую кровь текучего начала, чем громоздить гекатомбы
жертв. Стекающая по жёлобу субстанция, которую так и
хочется назвать «трупом воды», тем не менее помнит себя
и совсем другой. В ней кипела жизнь, её пронизывали
свет и магия, и самые причудливые существа резвились в
её толще. Всё пропало, и нет дороги назад, даже лёгким
паром, только вперёд, под плотную пелену сизого тумана;
я понимаю твою боль, вода, и хочу тебе помочь.

Некроманты редко прибегают к стихийной магии, тем
более — к магии воды, изначально противостоящей не-
упокоенным. Заклятья позволяют зачерпнуть сил у одного
из первоэлементов, но потом не жалуйся, чародей, что
мертвяки получились не те, что надо, с отваливающимися
руками-ногами и головой, то и дело норовящей скатиться
долой с плеч.

Вода ответила, слабо, едва различимо. Но отозвалась
она сразу, не словами, не мыслями, но горьким холодом
впустую потраченного могущества. Она не могла повер-
нуть назад, в отличие от Фесса. Ей предстояло лишь по-

284

корно оцускаться всё глубже, отдавая самоё себя засевшей
где-то под туманной пеленой сущности, тому самому Ук-
карону, и тот, кто встанет против невидимого вампира,
будет вправе распорядиться всей мощью водной стихии.

Ещё одна ловушка, подумал Фесс. .

Бродячие камни десятками и сотнями сползали за его
спиной в поток, тесной гурьбой валили следом, тихая до
того вода плескалась и переливалась через края жёлоба,
россыпями жемчуга устремляясь вниз, словно решивший-
ся на самоубийство, поскольку уже нет больше сил тер-
петь вечный ужас.

Капли навылет пробивали сотканный из тумана пан-
цирь, исчезали в беззвучии; вода и камень катились сле-
дом за описывающим пологую спираль драконом.

Наступает миг риска, тот миг, ради которого некро-
мант явился сюда.

Уккарон- поистине многомудр. Он возвёл почти иде-
альную защиту. Недоучёл он только одного.

Магия удержит седока на спине бешено мчащегося
дракона, это так. Но лишь до того, как сам наездник не
решит, что эта защита ему не требуется.

Стараясь, чтобы в мыслях царила полная пустота, глу-
хая и серая, некромант бросился вниз головой, стараясь
не угодить в жёлоб водовода.

Аэсоннэ взвыла так, что шарахнулись к стенам даже
бродячие каменные глыбы; взвихрилась белая пена. Дра-
коница сложила крылья, камнем рухнула вниз — и оста-
лась там же, где была, словно её не пропустил мигом сгу-
стившийся воздух.

...Фесс не успел испугаться, и «вся жизнь его» не «про-
мелькнула перед его взором». Он понял секрет Уккарона.
Ошибся ли он, или нет — уже неважно, здесь, на дне Чёр-
ной ямы, он всё равно успеет сказать всё, что должен, пусть
и проваливаясь в Серые Пределы.

Резануло лицо, обожгло — а туман вдруг оказался со-
всем рядом, и ещё мгновение спустя, когда страх не успел
даже вырвать предсмертный вопль из лёгких некроманта,
Фесс рухнул в воду.

Ледяная вода обжигала почти как пламя. Некромант

285

оттолкнулся от дна, рванулся вверх сквозь зеленоватую
толщу, окружённый облаком пузырьков. Вырвался на по-
верхность, встряхнулся — и увидал клубящуюся на краю
водоёма тёмную тучу, разрезанную прямо посредине алой
щелью зубастой пасти.

Сахарно-белые клыки казались очень неприятно-ве-
щественными, по сравнению с призрачными очертаниями
«тела» Уккарона. Туча колыхалась, словно под ветром -
перед некромантом несомненно был призрак, правда, пасть
таковой отнюдь не казалась.

Клубистая туча с громадным зевом — именно так изо-
бражали Уккарона на обрядовом кинжале некромантов1.

В несколько гребков Фесс достиг края, подтянулся, по-
валившись на чёрный камень, и тот мгновенно потеплел,
словно в самых лучших термах ещё старого Мельина.

Фигура сотворенного Уккароном призрака — или са-
мого Уккарона? — колыхалась в нескольких шагах, поя-
вившиеся откуда-то бестелесные рукава хаотично мота-
лись, словно у бумазейного клоуна Под сильным ветром,
Голос у привидения исходил, как и положено, из огром-
ной пасти,

. тельно, чтобы пройти Яму и достичь дна, надо пройти

1 См. роман «Рождение мага», с. 157..

286

сквозь собственную смерть. Как только я понял это, то
шагнул с дракона вниз.

-К Яме?

— Остальные пятеро так же красноречивы?
Послышалось что-то вроде усмешки.

— Нет. Мы не говорим привычными тебе словами.
Мне пришлось потрудиться, чтобы стать понятным тебе.
Остальным не сделать и такого.

Возникла пауза, и Фесс невольно поднял глаза — Рысь

287

всё ещё падала, сложив крылья, и не могла опуститься да?
лее на волос.

«Опять пустые словеса, — досадливо подумал некро-
мант. — Судьбы, предназначения...»

. — Нет ни судеб, ни предназначений, Уккарон, — твёр-
до сказал Фесс, глядя в колышущееся чёрное «лицо» при-
зрака, туда, где следовало бы находиться глазам. Смотреть
на белоснежные клыки оказалось не слишком приятно. —
Есть лишь сотворенное нашими руками. Я хочу очистить
Эвиал от скверны, которой почитаю Западную Тьму. Сущ-
ность, укравшую обличье и речи Тьмы истинной, поро-
дившей и вас всех...

288

барьеры, запирал на крепкие замки. Ты обрёл ключ, нек-
романт, это великая победа, не спорю. Но что нас ждёт за
барьером?

— Драконы задавали мне тот же вопрос, Уккарон. Я на
него не ответил. Прозреет ли великий Тёмный причину,
по которой я поступил именно так?

Некоторое время призрак молчал.




289

Мы тоже знаем о них мало, почти ничего. Кроме лишь то-
го, что они есть.

— То есть сила Эвенгара — заёмная? Сам он — ни
что? — с надеждой спросил некромант.

Призрак сделал движение, точно намереваясь пока
чать отсутствующей у него головой, тонким шёлком на
ветру заколыхался туманный абрис.


Фесс знал. Память услужливо хранила всё необходи-
мое ещё со времён Ордоса. Вот уж не думал и не гадал, ко-
гда оно потребуется!

290

— Наш разговор легко может сбиться и уйти в сторо-
ну, а время дорого, — напомнил Уккарон. — Мне нелегко
удерживать эту форму.

Фесс вздохнул. Перед ним оказался живой свидетель
всех эпох Эвиала, тот, кто смог бы рассказать и о Спаси-
теле, и о Сущности, и о Храме Мечей, и о Салладорце... а
вместо этого приходится говорить совершенно о другом.
Вопрос остаётся.

291

— Она выбирала лучшего. Того, кто более достой
Её точки зрения, стать Разрушителем.

— Верно. Но не до конца. Выбирался не только Разру-
шитель, выбирался и путь, коим пойдёт это разрушение
Однако... — вдруг заколебался Уккарон, — когда мы, Шес-
теро, говорили между собой о вашем поединке, Зенда ска
зала, что чувствует ещё и третий слой. Ваш бой был выбо-

ром Разрушителя, выбором пути для него... но не только

Зенде. показалось, что вас поддерживали по-разному. Одна
и та же Сущность, но — по-разному. Мы не смогли до-
знаться большего.

Фесс некоторое время молчал, лёжа на тёплых камня-
и глядя в чёрное небо, стянутое, словно верх замекамп-
ской степной юрты,. Кольца драконов почти не видно. Ук-
карон сказал сейчас нечто очень, чрезвычайно важное
Древний сделал тот шаг, что никак не получался у самого
Фесса, несмотря на то что через пропасть незнания пере-
бросили достаточно мостков. Хрупких и слабых, однако
он не воспользовался ими, предпочитая оставаться на при
вычном и знакомом краю.

А почему ты, собственно говоря, решил, .что-Сущ-
ность — едина и неделима?! Да, конечно, мы всегда начи-
наем с целого и лишь потом пытаемся понять, из чего
оно состоит. Но разве тебе не подбрасывали подсказку за
подсказкой, кои ты высокомерно игнорировал?!

Некромант едва не замычал от стыда.

Да, Сущность вела хитрую игру. На первый взгляд все
правильно: выковывается Разрушитель, тот, кто позволит
Ей овладеть всем миром. Но потом...

Эгест, деревенька Кривой Ручей. Несчастная ведьма
ещё одно слепое орудие, так и не понявшая, кто игаем
ею. Заклятие Фесса, едва не отправившее его в Серые Пре-
делы. Сущность, тогда ещё прикрывающаяся именем "на-
стоящей Тьмы», обращается к нему с выспренней речью
Призывает «прийти к ней», чтобы «управить этот мир ко
всеобщему благу». Всё как и следовало ожидать, лучшие

1 См. роман «Странствия мага», т. 1, с. 178—179.
292

Разрушители — те, что берутся за это дело, полагая себя
всемерно правыми. Но потом...

«Эвиал — мир, где я не могу оставаться сама собой.
Мне приходится действовать». Намёк, который, быть мо-
жет, не так легко прочесть, однако он же, встроенный в
цепь, обретает своё истинное значение.

Что значит «мне приходится действовать»? Если Тьма
заявляет, что стремится ко всеобщему благу, то почему
«приходится»?! Если Она действует по собственному убе-
ждению, если добивается «выстраданных», как бы нелепо
ии звучало тут это слово, целей, то ни о каком «принужде-
нии к действию» говорить нечего. «Я не могу оставаться
сама собой» — вот главное, что было скрыто в Её словах.
То, что в ней — «океаны сознаний», — всё оттуда же, от
необходимости сказать будущему Разрушителю то, что его
почти точно отвратит от подобной участи. Ну кому же
охота — если он, конечно, не птенец Салладорца — «сли-
ваться с Тьмой» и умертвлять собственное «я»? Кому-то,
быть может, и охота, Эвенгар набрал несколько десятков
последователей.

«Этот мир — мое вместилище. И я не могу допустить
его разрушения».

Это тоже сказала Сущность. А Фесс вновь ничего не
заметил, не услышал и не почувствовал. Ну, пусть в тот
миг его сковал ужас, начисто отбивший способность сооб-
ражать, но потом-то! Сколько раз он вспоминал по слову
весь тот разговор — и слышал в нём лишь то, что хотел
слышать.

«Ты сам можешь судить об этом — по тому, что выры-
вается сейчас в мир и с чем тебе приходится сражаться».

С чем тебе приходится сражаться. Тогда он решил, что
это ложь — ведь кто, как не Сущность, заправляет всей
неупокоенностью Эвиала?

Но разве была какая-то система в том, на каком из по-
гостов начинали зреть костяные гончие и драконы? Разве
кто-то управлял этим? Самый бестолковый, но привычный
к делу войны эгестский барон лучше бы управился с сол-
датами-зомби и добился бы с ними куда большего.

293

Сущность могла стать и была источником, первопри-
чиной неупокоенности, тут ошибки быть не могло. Но в
мир вырывалось действительно многое из того, что
имело к ней отношения. Например, тот же Червь, о кото-
ром Она пыталась предупредить некроманта задолго до
Скавеллской битвы.

И Она ведь пыталась сказать что-то ещё, однако Фесс
до сих пор помнил тот рывок, то заклятье Джайлза, что
так вовремя вырвало его из той беседы, вернув в обыден-
ный мир. Совпадение? Ну да, совпадение. Ему чуть было
не сказали слишком многое. И впоследствии Она стала
осторожнее. Куда осторожнее, но по-прежнему рассчиты-
вала на сообразительность некроманта.

И потом, когда он дрался с призраками... Сущности
словно нарочно давала ему советы, которым, Она пре-
красно знала, он не последует. Ну, например, бросить де
ревенских жителей на съедение голодным тварям, подъя-
тым заклятьем саттарской ведьмы.

Нет, с ним точно говорили два голоса. Две Сущности
Два начала.

Одно действительно пыталось сделать из него Разру-
шителя.

А вот другое упрямо о чём-то предупреждало. Упрямо
но, увы, тщетно.

Сущность спасала его — как на том памятном эшафоте
в Кривом Ручье, когда Этлау всерьёз вознамерился спа-
лить некроманта на костре1. Сущность помогала ему -
ничего не требовала взамен. Весь яростный спор Фесса с
самим собой — принимать или нет помощь от Неё —не
стоил и ломаного гроша.

Почему так, отчего? Тогда некромант не стал утруж-
дать себя поисками ответа. И, как оказалось, напрасно.

И, конечно, Скавелл. Когда он, Фесс, впервые понял
что борьба за Эвиал — это не «Кэр Лаэда, великий герой
против злобной и страшной Западной Тьмы», он не осоз-
нал другого, куда более .важного, что пыталась втолковать
ему та, что явилась на берег Кинта Ближнего.

1 См. роман «Странствия мага», т. 1, с. 296—297.

294

А потом была Чёрная башня, карлик Глефа с лицом
Фесса...

Некромант просил помощи. Получал просимое и
одерживал победы. Кривой Ручей, Скавелл... он дрожал от
ужаса, что вот-вот сделается Разрушителем, что ни в коем
случае нельзя принимать Западную Тьму, однако же — и
просил, и принимал, а с ним ничего не происходило.
Сущность, или, вернее, её «второе Я» искусно вела его по
узкой тропке, не давая сорваться в действительно гибель-
ную бездну, не поддаться тому, второму (илиг первому?)
голосу, которому требовался настоящий, а не бутафор-
ский Разрушитель.

Ну, а если вспомнить видение с воспаряющим в небе-
са фениксом, то и вовсе всё становилось ясно.

Разрезанное клыкастой пастью облако медленно по-
вернулось. Фессу показалось, что границы Чёрной ямы
раздвигаются, вбирая в себя всю беспредельность мира, и
с разных сторон в неё, сопровождаемые, будто торжест-
венной свитой, бродячими камнями, вступают пять теней,
пять смутных обликов: Аххи, смахивающий на огромную
распластанную кляксу, и в самом деле напоминавшую об-
ликом огромного спрута, Сиррин, раскинувший скользя-
щие по туману крылья, Шаадан надвигался тучей, под ко-
торой угадывались две пары по-слоновьему плоских но-
жищ, а спереди колыхалось нечто, и в самом деле могущее
показаться растроенным хоботом; Зенда и Дарра же, одна-
ко, ничем не походили на соблазнительных красавиц, изо-
бражённых на, ритуальном клинке, — просто движущиеся
пятна мрака, ничего больше.

Это шла древняя сила, свирепая и жестокая, где дет-
ские жертвоприношения — совершенно обыденная вещь.
Сила, проигравшая последний бой, но и прихватившая с
собой множество врагов, впитавшая их предсмертные вздо-

295

хи и сумевшая продержаться ещё много веков — пока не

сочла, что настал удобный момент для мести.

Фесе низко поклонился Великой Шестёрке. Тёмные

боги не ответили.

Крылья Сиррина чуть шевельнулись, и некромант по
шатнулся — в сознании вспыхнула череда образов, ярких
словно пронизанных гневом:

Чёрный вал, катящийся через Эвиал, оставляющий по
зади пустыню ослепительно белого цвета. И над всем этим
склоняется, раздвигая руками небо, безликая фигура с пе
речёркнутой стрелою на груди.

— Великий Сиррин хочет сказать, что Спаситель как
никогда близок к Эвиалу, — перевёл Уккарон.

Виски сдавило ледяными тисками — это надвинулся
спрут Аххи.

...Море отдавало своих мертвецов. Нескончаемые ше-
ренги тянулись по дну на запад, на запад, на запад, прямо
к скальным основаниям Утонувшего Краба.

Зенда и Дарра словно бы обнялись — две тени слились
вместе — а Фесе увидел множество заключённых в тесные
огненные сферы фигур — и человеческих, и звериных, и
ни на что не похожих монстров. Сотни и сотни их плыли
над Морем Ветров, над Морем Надежд, сливаясь в су-
мрачных небесах Моря Клешней в длинные сверкающие
цепочки.

— Наши братья, — просто сказал Уккарон. — Наши
братья, втянутые в этот мир заклятьем Эвенгара Салла
дорского, или же тех, кто ему помогает, магов из-за преде-
ла эвиальских равнин. Древние силы, вырванные из соб
ственных обиталищ, стягиваемые к Утонувшему Крабу.

296

— Вам известно, что там, великие? Почему этот остров
так важен?

Фигуры задвигались и заколыхались все вместе, точно
перебивая друг друга. .

. Просто отомстить всему и всем. Даже не вернуться к вла-
сти.

Но сейчас это святилище уже давно не свято. Вера тех,
кто поклонялся нам и, в нашем лице — Великой Ночи, бы-
ла пряма и проста, как лезвие меча. Она резала, да. Жизнь
человека — ничто по сравнению с жизнью рода. Твой
язык должен жить, а остальное — пустая суета. Святили-
ще на Утонувшем Крабе было не для людей, для нас. Там
творились истинные мистерии, ведь когда-то Древних в
Эвиале было много,1 и Тёмных, подобных нам, тоже. Мис-
терии Утонувшего Краба давали нам силы. Они творили
новых, подобных нам, хоть и меньшей силы. Тогда каза-
лось, что Эвиал дарован нам навсегда. Мы ошибались.
И заплатили.

297

— Чем же Эвиал стал опасен?
Уккарон вновь клацнул зубами.'

— Здесь шла большая работа. Великая работа, некро-
мант. Те, кто пал, подготавливали своё возвращение. Мед-
ленно, по волоску в эон. Они никуда не торопились, мно-
гому научившись после своего падения. Здесь должно бы-
ло вызреть их оружие...

Сиррин вновь шевельнул крылами.

— Он напоминает, что в битвах богов никогда нет ни-
чего одного-единственного. Подобных Эвиалу миров на-
верняка много, и в каждом происходит что-то своё. Быть
может, потом что-то следовало перенести из одного мира
в другой... мы не знаем. Истинная Тьма больше не разгова-
ривает с нами, Эвиал закрыли от неё очень плотно, сквозь
защиту просачиваются лишь самые слабые эманации.

— Какое же оружие должно было «вызреть» в Эвиале?
Собеседник некроманта широко разинул пасть, словно

собираясь захохотать.

298

Молчание,

— Верно, — наконец произнёс Уккарон. — Мы были
первыми. Потом наши труды изменил Спаситель. Как —
не спрашивай. Мы в то время уже не имели прежней вла-
сти. Однако он добавил что-то своё... и отпорная стена
продержалась ещё много веков. А оружие это, медленно
вызревающее в Эвиале, — не что иное, как Кристаллы Дра-
конов. И эту тайну знали только мы.

Фесс замер. Да... что-то подобное говорилось... намёки
Сфайрата... Вейде... Салладорца... «Но такую же транс-
форму готовят и те, кто в Незапамятные времена создавал
Кристалле Магии и приставлял к ним свирепых стра-
жей1». Эвенгар, похоже, знал истину.

А в библиотеке Чёрной башни, пока Фесс сидел там с
Рысей, не нашлось ничего, что окончательно разрешило бы
вопрос — кто, когда и зачем поставил Кристаллы в Эвиа-
ле? Только ли для того, чтрбы управлять течением, ма-
гии?..

...Но каков Сфайрат! Сперва утверждать, что не знает,
кем и когда поставлены Кристаллы, потом заявить, что
это, мол, страшная тайна. Какая может быть тайна, если у
драконов — память крови?! И почему он, Фесс до сих пор
не выспросил всё у Рыси?!'

Похоже, Уккарон читал его смятенные мысли.

1 См. роман «Война мага», т. 2, «Миттельшпиль», с. 229.

299

стали расти, словно тесто в опаре. Эвиал был тогда еще
юн. Он вынес бы любого бога. Это теперь ступать в него
для высших сил неможно.

~ Салладорец говорил правду... — пробормотал Фесс.-
По желанию, с намерением или же по недосмотру, но
правду. Поставившие Кристаллы готовят свою собствен-
ную трансформу мира. Чтобы обратить его в оружие... но
тогда зачем такое правило, что Кристалл погибшего Хра-
нителя взрывается? Разве это не риск для всего плана?

~ Мы не знаем, что должно вызреть под Пиком Судеб
и в других местах, — ответил Уккарон. — Быть может, дос-
таточно лишь одного кристалла. Быть может, в оружие
превратится что-то другое...

Аххи пошевелил щупальцами.

— Да, верно. Аххи говорит, что новые хозяева бытия
не потерпели бы такого, тем более что, по его словам, быва-
ли здесь и многое смогли бы заметить. Быть может, в Эви-
ал что-то должны были доставить извне, с тем чтобы...

Уккарон вдруг замер и только широко раскрыл пасть.

— Мечи, — спокойно сказал некромант. — Алмазный
и Деревянный.

...Что, если весь Эвиал — ловушка именно для его Ме-
чей? Задуманная и спланированная сотни, тысячи лет на-
зад? Боги иными промежутками и не мыслят.

Ведь не зря же он очутился именно в Эвиале, не зря
его жгли те шесть взглядов1! И не зря ему подсунули имен-
но этот мир, нет, конечно же, не зря!

...Всё было продумано с самого начала. И задолго до
рождения самого Фесса. Им, составлявшим этот план, ра-
зумеется, было всё равно, кто вынесет Мечи из Мельин
Не так важно, и когда именно это случится: столетием рань,
ше или позже — не такая уж разница для бессмертных. Но
Мечи следовало доставить в Эвиал и только в Эвиал. Нет
стоп, Одёрнул Фесс сам себя. Таких миров-ловушек может
оказаться много. Падшие слишком хитры и опытны, что-
бы полагаться на одну-единственную возможность. Мо-

1 См. роман «Рождение мага», с. 9.
300 \

жет, и артефактов, подобных Мечам, много? Может, игра
на самом деле ещё сложнее, чем кажется ему, Фессу?
Голова кругом идёт, да и только.

...Фесс вспомнил лик Клары в гибельном облаке над
Арвестом, словно играющие его судьбой силы решили
лишний раз посмеяться над убогим смертным, пусть даже
и наделённым кое-какими магическими способностями.
А может, это Сущность подавала ему сигнал? Та, другая
Сущность, другая её часть, что очевидно, хотя и прикры-
то, старалась ему помогать? Подводя к нужному Ей, но,
тем не менее — помогая?..

— Не казни себя, Неясыть. Нам неведомо ваше поня-
тие «судьбы», мы верим только в собственную силу, но
сейчас я скажу — тобой управляли и твоей вины в случив-
шемся нет.. Цепь нелепых совпадений на первый взгляд —
но и Зенда, и Дарра чувствовали за Ней чужую волю. За-
калённую небывалым поражением, отринувшую былые
заблуждения и ставшую втройне опасной. Не для нас, для
вас — людей, новых хозяев Эвиала и многих других ми-
ров.

Некромант машинально пощупал одежду — совершен-
но сухая — и принялся одеваться. Призраки равнодушно
смотрели сквозь, позади них толпились бродячие, каменю-
ки. Стесняться некого.

— Что же нам делать дальше, Неясыть? — в упор спро-
сил Уккарон. — Ты собрал нас, всех, кто способен бро-
сить вызов Сущности и её подручным — как в Империи
Клешней, так и на самом Утонувшем Крабе. Я понял, ты
не произнесёшь задуманное вслух. Разумно. Я сам посту-
пил бы так же. Но скажи, что нам делать!

Фесс запрокинул голову, вновь взглянув на кажущееся
неподвижным кольцо драконов в крошечном просвете не-

301

ба. Несмотря на «бутылочность», на дне Чёрной ямы хва-
тало света — ещё одно из бесчисленных чудес этого места.

— Как быстро вы сможете оказаться на Утонувшем
Крабе?

Уккарон усмехнулся, почти как человек.

— Мгновенно, некромант Неясыть, как только того
пожелаем. Думаю, ты сам догадаешься, каким именно
путём, — Древний выразительно повёл нижней челюстью,
словно указывая на струящуюся по жёлобу воду.

Ну да. Конечно же! — Фесе едва не хватил себя по лбу.

Великий Закон Равновесия, о котором так много тол-
ковали маски.

Если Утонувший Краб — осквернённое святилище
Истинной Тьмы, то Она не могла не найти себе иного
пристанища. И если в Чёрной яме бесконечно и беско-
нечно хоронят себя воды Тёмной реки, то где же они на-
ходят выход? Обратиться в пар и вознестись в небеса, туда,
к вольностранствующим облакам, они не могут. Значит...

На сей раз Уккарон ответил не сразу. Пятеро его соро-
дичей взволновались, задвигались, призраки наплывали
друг на друга, сливались и вновь разделялись, а бродячие

302

камни, словно в волнении, порывисто соударялись бока-
ми, так что в Чёрной яме будто бы забили боевые барабаны.

Фесс молча поклонился. Древний вновь говорил не
для него, а для неведомых врагов с проклятого острова.

Девять каменных глыб, девять столпов в рост человека
выступили из тумана, оказавшись рядом с Фессом, сами
собой сложились в подобие помоста. Некромант осторож-
но ступил на него — даже сквозь подошвы сапог он чувст-
вовал исходящее от каменных странников тепло. Они жи-
ли собственной жизнью, им словно и не было никакого
дела до Великой Шестёрки и их странного гостя.

Помост стал подниматьейуи Уккарона с его сородича-
ми мигом скрыл плотный, непроглядный туман.

...Каменный помост плыл навстречу Рыси, растянув-
шейся в нескончаемом падении-полёте; глаза драконицы
округлились, едва она заметила некроманта и его дико-
винный подъёмник.

Одно движение — и Фесс оказался на гладкой жем-

303

чужной чешуе; другое — расцепившись, каменные стран-
ники рухнули вниз, вдребезги расшибаясь о чёрные ост-
рия; некроманта и драконицу швырнуло вверх, крылья Ры-
си развернулись, упираясь в воздух — Аэсоннэ, ни о чей
не спрашивая, рванулась навстречу кольцу сородичей так,
словно за ней гнались разом и Сущность, и Спаситель, и
те неведомые «третьи», о которых толковал Уккарон.

Река вскипела, каменные глыбы вылетали из пещер-
ных зевов, так что Рыси пришлось вертеться юлой; не-
сколько камней её всё же зацепили, однако драконица лишь
шипела от боли да сильней ударяла крыльями.

Небо послушно разворачивалось обратно, восемь дра-
конов кружились в дикой пляске: чёрные тени на фоне за-
ката, — и первым навстречу Аэсоннэ успел её дед, Чаргос.

Глава шестая

Сеамни Оэктаканн не бросилась ему навстречу, не об-
няла и не прижалась. В таких случаях говорят, что «на ли-
це её жили только глаза», и это было чистейшей правдой.
, Девушка-Дану стояла у откинутого шатёрного полога, при-
жав раскрытые ладони к груди, и прожигала Императора
взглядом ничуть не хуже взорвавшегося кристалла.

Правитель Мельина чувствовал кипящий в любимой
ужас. Ужас, отчаяние, безнадёжность и безвозвратность.
Нуда, конечно. Он ведь убил себя. То, что ноги ещё шага-
ют, спина и плечи не согнулись, — ничего не значит. Нет
больше Нерга, что мог бы помочь. Кровь сочится из всех
пор на левой руке, сочится неостановимо. Яростное под-
земное пламя вплавилось в тело, оно горит в сердцевине
костей, странным образом замещая кровь в жилах Импе-
ратора, но сколько ещё он протянет человеком, пока влага
в венах не станет чистым огнём?

— Сеамни...

304

Вольные унесли неподвижную Сежес в соседний ша-
тёр, к ней бросилась половина имперских медикусов —
причём среди них затесался Баламут, попросту отпихнув-
ший пару-тройку из них могучими плечами.

Вольный позволил себе совершенно немыслимое —
медленно и словно с осуждением покачал головой, однако
же отступил в сторону. Махнул рукой, и остальные импе-
раторские телохранители шагнули следом.

«Ну вот, и слёзы подоспели, — мрачно подумал Импе-
ратор. — Честное слово, в подземельях казалось куда легче».

— Это просто сказка, что в Серых Пределах все, кто
любил в этом мире, встречаются вновь, — проговорил
Император. Он никак не мог отрешиться, не считать мер-
но падающие на ковёр капли. — Там просто пустота, там
нет ничего. Ни возмездия, ни награды. И никто ни с кем

305

не встречается. «Последовав за мной», ты просто переста-
нешь жить, ничего больше,

Император опустил голову..Да, некогда он не стал ду-
мать об Империи. Сиганул в Разлом, потому что не мог
без неё, своей Сеамни.

Силы у девушки-Дану иссякли. Сеамни рухнула лицом
вниз и зарыдала в голос, уже не сдерживаясь.

...Император долго сидел рядом, гладил волосы цвета
воронова крыла, и все слова просто увязали в горле.

Разлом справился с подземным огнём. Пирамиды не
стало, но остальные стоят. И никаких сил не хватит, что-
бы разрушать их одну за другой. Во всяком случае, не с
одним легионом, считая вместе с гномами.

И надо точно знать, что творится сейчас в Мельине.
Что с козлоногими? С баронами? С Клавдием и остальны-
ми легионными командирами, оставшимися в столице?
Удалось ли им исполнить всё задуманное?..

Кровит рука. Капли падают и падают, словно в чудо-
вищной клепсидре, отмеряя оставшиеся мгновения. И всё
ближе тёмный ужас. Может, потому, что-ты впервые по-
нял, с какой силой столкнулся, Император? Это не мя-
тежная Радуга, это не восставшие бароны, не вторгнув-
шаяся Семандра и даже не козлоногие — тех тоже можно
убивать, и легионеры с этим неплохо управлялись. Эта
мощь дышит тебе в спину, это куда страшнее смерти, по-
тому что после тебя остаётся мир, люди, солнце — а эта
сила грозит смести всё, не оставив даже пустоты. Когда
Спаситель уже совсем было склонился над Мельином, да-
же он казался не столь страшным, потому что обещал —
по крайней мере, так утверждала церковь — что-то после.
Разлом не обещал ничего. С ним нельзя было договорить-
ся: откупиться, как от Семандры, уступить престол, как с
баронами. Но даже Спасителя что-то сдержало, пророче-
ства, которые так и не исполнились; Разлом же не сдер-
живало ничего, над ним не властвовали никакие законы.
Он сожрёт весь Мельин, как только сможет. Пирамида
же... да, она оказалась ловушкой. Если бы не белая пер-
чатка, они с Сежес никогда бы не выбрались.

Стоп. Белую перчатку ему вручили козлоногие. Сейчас
Император хорошо понимал, для чего. Простой человек,
даже командуя всей армией Империи, не справился бы с
Семью Башнями. Ему требовалась подмога, и ею стала эта
самая перчатка. Но почему же ему позволили воспользо-
ваться ею ещё и здесь, если эти пирамиды так важны для

307

истинных хозяев и архитекторов Разлома? Почему не ото-
брали, почему не лишили силы?

«Значит, то, что я сделал, — соответствовало их пла-
нам», — обречённо подумал Император.

...Сеамни словно услышала — приподнялась, вмиг ока-
залась рядом, обняла и прижалась.

Император покачал головой.

-Что?!

— То, что ты слышал, любимый. Магия крови, нашей
с тобой. Сежес проведёт обряд.

Император ошеломленно глядел на Дану. Тонкая,
строгая, прямая. Пальчики правой руки держатся прямо
за белую кость проклятой латной перчатки, нежная кожа
испачкана алым.

— Я не поколеблюсь ни на миг, — медленно прогово-
рил Император. — Если только моя жизнь действительно
остановит вторжение. И не просто остановит — избудет

308

его навеки. Ведь Радуга пошла на это. Резали детей, ты
ведь помнишь донесение Клавдия. И что? Разлом закрыл-
ся? Его магия исчезла? Нет. Просто остановилась. А уж на
время или навсегда — никто сейчас не скажет. — Он по-
вернулся к пологу, за которым остались Вольные: — Голу-
бя к Клавдию. Немедленно.


nauchno-metodicheskoe-obespechenie-razvitiya-obrazovaniya-razvitie-obrazovaniya-v-rossii-nacionalnij-doklad-na-43-j.html
nauchno-pedagogicheskaya-praktika-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki.html
nauchno-poznavatelnaya-zhurnalistika-chast-5.html
nauchno-prakticheskaya-rabota-rukovoditelyam-federalnih-organov-ispolnitelnoj-vlasti-i-organizacij-rukovoditelyam.html
nauchno-tehnicheskaya-informaciya-chast-2.html
nauchno-tehnicheskaya-revolyuciya-i-ee-vliyanie-na-hod-obshestvennogo-razvitiya.html
  • studies.bystrickaya.ru/34-trebovaniya-k-urovnyu-podgotovki-neobhodimomu-dlya-osvoeniya-bakalavrskoj-programmi.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/puteshestvie-kak-samaya-velikaya-i-sereznaya-nauka-pomogaet-nam-vnov-obresti-sebya-albert-kamyu.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-1-sushnost-kriminologii-ponyatie-predmet-metod-i-sistema-metodicheskie-rekomendacii-po-organizacii-samostoyatelnoj-raboti.html
  • crib.bystrickaya.ru/iskusstvo-obolsheniya-dlya-dostizheniya-vlasti-stranica-26.html
  • school.bystrickaya.ru/avtor-i-geroj-v-romane-i-babelya-konarmiya.html
  • writing.bystrickaya.ru/8-informacionnie-portali-i-sajti-a-p-chehov-i-ego-sovremenniki-nasmeshlivoe-moe-schaste.html
  • thescience.bystrickaya.ru/kafedra-finansi-i-buhgalterskij-uchet-plan-izdaniya-uchebnoj-i-metodicheskoj-literaturi-uralskogo-gosudarstvennogo.html
  • urok.bystrickaya.ru/proekt-uchashihsya-mou-dod-kompyuternij-centr.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-97-angeli-i-demoni-den-braun-perevod-s-anglijskogo-g-kosova-ocr-wlad-i-denis-anons.html
  • bukva.bystrickaya.ru/mozhet-li-energiya-bit-otricatelnoj.html
  • crib.bystrickaya.ru/innovacionnie-celi-idei-proekti-i-programmi-kompleks-organizacionnih-form-innovacionnoj-deyatelnosti-32-roli.html
  • abstract.bystrickaya.ru/-4-mezhdu-mirom-i-vojnoj-protivostoyanie-koalicii-istoriya-rossii-s-drevnejshih-vremen-do-konca-xx-veka-v-3-h-knigah-kniga-iii.html
  • thescience.bystrickaya.ru/informacionnie-sistemi-i-resursi-podderzhki-prinyatiya-upravlencheskih-reshenij.html
  • notebook.bystrickaya.ru/izbran-novij-prezident-elekt-rgr-1-rieltori-7-stagnaciya-nablyudaemaya-segodnya-na-moskovskom-rinke-kardinalno.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-smolenske-viberut-luchshego-volontera-goda-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • universitet.bystrickaya.ru/taganrogskij-gosudarstvennij-radiotehnicheskij-universitet.html
  • holiday.bystrickaya.ru/nashego-doma-stranica-2.html
  • college.bystrickaya.ru/2prirodnie-usloviya-3klimat-generalnij-plan-voronskogo-selskogo-poseleniya-sudislavskogo-municipalnogo-rajona.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-rabochaya-programma-dlya-aspirantov-specialnosti-07-00-06-arheologiya.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-k-obrazovatelnoj-programme-municipalnogo-doshkolnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-centra-razvitiya-rebenka-detskogo-sada-zolotoj-klyuchik-sela-podstepki-obrazovatelnaya-programma.html
  • school.bystrickaya.ru/hrami-moskvi-vozrozhdenie.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rinok.html
  • turn.bystrickaya.ru/ocherk-razvitiya-psihiki-a-n-leontev-izbrannie-psihologicheskie-proizvedeniya.html
  • write.bystrickaya.ru/ezhekvartalnij-otchet-otkritoe-akcionernoe-obshestvo-neftyanaya-kompaniya-rosneft-kod-emitenta-0-0-1-2-2-a-stranica-75.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/auditorskoe-zaklyuchenie-godovoj-otchet-po-itogam-raboti-za-2005-god-g-elabuga-2006-god.html
  • literature.bystrickaya.ru/diagnostika-finansovogo-sostoyaniya-predpriyatiya-v-sisteme-antikrizisnogo-upravleniya-na-primere-oao-spartak.html
  • school.bystrickaya.ru/etnograficheskie-obekti-krimskogo-poluostrova.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/raschet-soprotivleniya-kontaktov-i-kontaktnih-soedinenij-mezhgosudarstvennij-standart-korotkie-zamikaniya-v-elektroustanovkah.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-v-manihejskoe-pismo-i-literatura-geo-videngren.html
  • tasks.bystrickaya.ru/10-osnovnie-svedeniya-harakterizuyushie-stepen-bezopasnosti-gts-obogatitelnij-kompleks-anof-2-rekonstrukciya-hvostohranilisha.html
  • bukva.bystrickaya.ru/tiran-proliv.html
  • notebook.bystrickaya.ru/instrukciya-forma-zayavki-po-lotam-1-2-4-5-6-7-8-9.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prikaz-ot-0109-2011-goda-751-obrazovatelnaya-programma-municipalnogo-obrazovatelnogo-uchrezhdeniya-bubrovskaya-osnovnaya-obsheobrazovatelnaya-shkola-imeni-geroya-sovetskogo-soyuza-a-m-nikandrova.html
  • school.bystrickaya.ru/internet-dlya-vseh.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/avtomobilestroenie-v-rossii-do-1917-g-chast-4.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.