.RU

Некоторые замечания - Предисловие


Глава IV


^ СТАЛИН И КИРОВ

Некоторые замечания

об отношениях Сталина и Кирова


Как уже отмечалось, суждений об убийстве Кирова и причастности к нему Сталина, о дружбе Сталина с Кировым, о том, что Кирова убил если не сам Сталин, то по его прямому указанию — множество. Лично мне не приходилось видеть такого документа, который бы показывал начало их знакомства друг с другом в дореволюционное время. Очевидно, его и нет, как не было и встреч. Если они друг о друге и знали, то по устным

рассказам других.

Пути у них были разные. Киров после Томска безвыездно жил и работал в районе Владикавказа до самой революции 1917 года. Сталин же разъезжал по городам России, был за границей, много раз попадал в тюрьмы, ссылки, совершил несколько побегов. Надо думать, что впервые они встретились в Петрограде на II Всероссийском съезде Советов. Сталин уже в центре событий, Киров же — скромный провинциальный практик-революционер, без особых связей и знакомств. Но, находясь в районе со сложными национальными отношениями и удачно их разрешая, он не мог быть не замеченным.

Во время гражданской войны Сталин и Киров — на разных театрах военных действий: Сталин — на нескольких фронтах, Киров — в районе Астрахани — Царицына — Каспия. В это время Киров встречается и сближается с Серго, к ним обоим по ряду вопросов обращается лично Ленин. В 1920 году Киров привлекается Лениным к дипломатической работе — по заключению мира с Польшей и выполняет некоторое время обязанности полномочного представителя РСФСР при меньшевистском правительстве Грузии. Вот тут у него вполне могут быть какие-то контакты со Сталиным, но о них я ничего определенного сказать не могу. Правда, работники музея-квартиры С. М. Кирова свидетельствуют о некоторых встречах: 29 мая 1918 года Киров был в Москве у Сталина в ЦК и Наркомнаце. 23 мая 1924 года Сталин подарил свою книгу Кирову с трогательной чисто в кавказском духе надписью: «Другу моему и брату любимому».

Ленин в 1922 году, обдумывая решение национального вопроса, готовил I съезд Советов СССР, но, подкошенный болезнью, не смог принять в нем участие. На этом съезде с докладом, в духе ленинских указаний и решения ЦК, выступал 30 декабря 1922 года И. В. Сталин. Выступали и представители от республик, в том числе от кавказских — Сергей Миронович.

Будучи делегатом I съезда Советов СССР от Новгородской губернии, я впервые увидел и услышал Сергея Мироновича. Тогда уже Киров произвел на многих, в том числе и на меня, самое благоприятное впечатление темпераментностью, страстностью своего выступления.

На X съезде РКП (б) С. М. Киров избран кандидатом в члены ЦК- С июля 1924 года он — первый секретарь ЦК КП Азербайджана. И вот с этих пор стали множиться и расти контакты секретаря ЦК РКП (б) Сталина и первого секретаря ЦК КП Азербайджана Кирова. Здесь Киров развертывает большую и плодотворную работу в области подъема народного хозяйства, в первую очередь нефтедобычи, и в борьбе с Троцким и его антиленинской, антипартийной позицией. С XII съезда (апрель 1923 года) Киров неизменно избирается членом ЦК партии. Во всей этой работе он действует вместе с Серго, который был близок и к Сталину.

В 1925 году зиновьевцы стали строить планы реорганизации руководства партии; Сталин начинает выдвигать идею направления Кирова в Ленинград. В письме от 30 марта 1925 года Сталин писал в Кисловодск Орджоникидзе, спрашивая о Кирове. Особенно остро ставился вопрос о переводе Кирова осенью 1925 года, когда П. А. Залуцкий, доверившись своему другу по прошлой работе Ф. Г. Леонову, сообщил ему доверительно о критике в адрес ЦК со стороны Зиновьева и компании и о их замыслах.

В октябре 1925 года Киров выступил на Пленуме ЦК с критикой предложения группы Зиновьева о повышении заработной платы рабочим без каких-либо экономических расчетов и реальных обоснований. В ЦПА, в фонде Кирова, есть его письмо к жене Марии Львовне из Москвы в Баку. Хотя оно без даты, по содержанию легко определить, что написано в первых числах января 1926 года. Киров пишет: «Произошло то, что намечалось несколько раз, то есть меня из Баку берут и переводят в Ленинград, где теперь происходит невероятная склока» (подчеркнуто мною.— М. Р.).

«Намечалось несколько раз...» Конечно, замена секретаря в Ленинграде — это предложение, исходившее от Сталина. Но почему-то при реализации этого плана произошла осечка, и на место Залуцкого направили не Кирова, а Н. М. Шверника, который явно не мог справиться с поставленной задачей по своим способностям и мягкому характеру. Вот во время XIV съезда и произошло то, что намечалось ранее «несколько раз». Да и первая поездка Кирова в Ленинград в группе членов ЦК для разъяснения решений XIV съезда — 29—30 декабря 1925 года — показала с исчерпывающей полнотой возможности и способности Сергея Мироновича.

Встречи с ленинградцами Киров провел блестяще; его речи были полны огня, разумной аргументации, чувствовалась уверенность в правоте решений партии, правильности ее общей линии. 29 декабря 1925 года мне довелось быть в Выборгском доме культуры имени Г. В. Плеханова на активе выборгской районной организации партии. С докладом о работе съезда выступал Серго. Его слушали с огромным вниманием. Он мало касался идеологических спорных вопросов, а сосредоточил свое внимание на организационных комбинациях, выдвигавшихся зиновьевцами: «орабочивание» партии, создание внутри Политбюро тройки в составе Троцкого, Зиновьева и Сталина, склонность к сколачиванию группировок, посылка «своих» делегаций на съезд и т. п. После него выступал Г. Е. Евдокимов, былой кумир выборгских коммунистов. Выступал П. А. Алексеев — секретарь Выборгского райкома, заменивший переведенного на такую же должность в Московско-Нарвский райком И. Ф. Кодацкого (вместо Саркиса — одного из оппозиционных вожаков).

Выступила Надежда Константиновна Крупская. Она, поддерживая оппозицию, говорила в основном о необходимости смягчения обстановки дискуссии, призывала к внимательному рассмотрению спорных вопросов, считала конституционно оправданным и даже вынужденным выступление Г. Е. Зиновьева с содокладом на XIV съезде. Ее речь была короткой, тревожной; она, как я уже сказал, старалась смягчить обстановку. Печальным фактом явилось то, что в зале было много крикунов, пытавшихся мешать Г. Е. Евдокимову и Н. К- Крупской при их выступлениях. Г. Е. Евдокимова, пожалуй, это не смущало, он в свою очередь отражал нападки не всегда по-парламентски. Выкрики же в адрес Надежды Константиновны были до безобразия хулиганскими: «долой», «богородица» и т. п. Они хотя и встречали отпор со стороны небольших групп из присутствующих, но президиум собрания не навел должный порядок. По лицам Серго, Кирова и некоторых других товарищей, сидевших за столом президиума, было заметно, что они чувствуют себя неловко. Вскоре выступил и Киров. Его речь была страстной, убедительной, вдохновенной. В основном он разобрал идеологическую часть оппозиционной платформы и показал всю ее несостоятельность. Попало, конечно, и Евдокимову. В общем, Киров оставил у всех самое лучшее впечатление, и наши правоверные чекисты (Комаров, Лобов, Десов и другие) несколько дней спустя охотно признали право Кирова быть у нас секретарем и согласились с предложением ЦК.

С 7 января 1926 года Киров стал секретарем Севзапбюро ЦК и секретарем Ленинградского губкома партии. Желание Сталина исполнилось.

Сталин смело и решительно пошел на выдвижение Кирова на столь важный пост, да еще в такой напряженной обстановке. Нельзя отказать ему и в умении определять способности людей и правильно их использовать, но... только тогда и постольку — когда и поскольку ему было нужно, приемлемо для него и не могло уязвить его самолюбие и единоличные власть и авторитет. Ну а как же Киров это все воспринимал? Хотел ли он перемещения? Для ответа на этот вопрос заглянем еще раз в его письма к Марии Львовне, написанные в те дни. Вот несколько строк из уже цитированного письма: «Что было на съезде (речь идет о XIV съезде партии.— М. Р.), ты знаешь из газет. Во время съезда нас с Серго посылали туда1 с докладами, обстановка невозможная. Отсюда ты должна меня понять, как мне трудно ехать. Я делал все к тому, чтобы отделаться, но ничего не помогло. Удержусь я там или нет,— не знаю. Если выгонят, то вернусь в Баку» (подчеркнуто мною.— М. Р.).

В письме от 7 января 1926 года Киров пишет: «Приехали позавчера в Ленинград, встретили нас здесь весьма и весьма холодно. Положение здесь очень тяжелое». Из письма от 16 января: «Пишу тебе второе письмо... Не обижайся, что пишу мало, очень я занят, работаю, минуты нет свободной. Положение здесь отчаянное, такого я не видел никогда». В конце этого письма мы слышим уже слова бодрости, оптимизма, уверенности. Киров заканчивает его так: «Живу в гостинице, вместе с членами ЦК, которых здесь достаточно много. Каждый день на собраниях. Ну и собрания здесь! Есть ячейки в 1500—2000 человек! Это одна ячейка. Сплошь, конечно, рабочие и работницы». И еще несколько строк из письма, написанного в конце января того же 1926 года: «[дела] складываются так, что я здесь, видимо, застряну месяцев на шесть. Ты знаешь, что я очень не хотел сюда ехать, послан вопреки моим желаниям. Говорили, что я поеду месяца на три, теперь выходит, что едва ли удастся. В середине февраля2 созываем здесь губернскую конференцию. Это подытожит всю теперешнюю работу нашу...» И в конце кировский оптимизм: «Зима здесь крепкая, думаю, что понравится и город. Лучше Дербента, во всяком случае».

Эти строки из писем Кирова полностью раскрывают его состояние, настроение. Как его встречали в Ленинграде? Конечно, по-разному. Кирова мало кто знал здесь. Руководящая группа оппозиции отнеслась к нему явно недружелюбно, злопыхательски. Тогда в этой среде родились словечки в адрес Кирова: «карзубный», «рябой» и главное — «Кир-р-ова победа» как оценка первых шагов Сергея Мироновича.

Противостоящая оппозиции группа старых питерцев — Н. П. Комаров, И. М. Москвин, И. И. Кондратьев, Г. А. Десов, К. Е. Юносов и другие, считавшие себя исконными питерскими патриотами, приняли Кирова как «терпимое зло» в обстановке острой политической борьбы. Они видели в нем «варяга», хотя и прониклись лично к нему уважением за его качества политического бойца. Но они все же оставались на своих позициях: Киров — варяг, приехал на время, помочь установить порядок, а потом уже мы сами будем руководить своей родной организацией.

Это не какое-либо злопыхательство, а «квасной» патриотизм, свойственный людям примитивным, хотя и очень заслуженным, преданным и честным; это не вина их, это — беда. Именно такие товарищи в 1929 году явились прообразами лиц, к которым относился термин «правый уклон на практике». Но в 1926 году они лояльно приняли Кирова. К ним именно обратился с интересным «рекомендательным» письмом Серго. Вот оно:

«Комарову, Москвину, Швернику. Киров — мужик бесподобно хороший, только, кроме вас, он никого не знает. — Ребята, вы нашего Кирыча устройте как следует, а то он будет шататься без квартиры и без еды»1.

Киров осваивался в питерской партийной организации. Его многочисленные выступления на предприятиях не только правдой ленинского слова, но и личным обаянием отрывали честных, но заблудившихся партийцев из-под влияния местных и центральных руководителей оппозиции, вселяли им уверенность в свои силы. Генералы остались без армии. Это, конечно, создало огромный авторитет Кирову, а методы разъяснительной работы принесли ему симпатии и уважение масс. Да и сравнения с его предшественником — Г. Е. Зиновьевым — всегда были в пользу Кирова. И в самом деле, Киров прост, доступен, доброжелателен, приветлив, массовик. Зиновьев — мрачен, чрезмерно сосредоточен в себе, нелюдим даже с близкими по работе. В выступлениях истеричен. Зиновьев своей речью назидает, поучает. Киров — убеждает, разъясняет.

Приехав из Баку, Сергей Миронович не привез с собой никого; приехал, как говорили, без «хвоста». (Потом, спустя время, поодиночке появились немногие бакинцы: И. С. Каспаров, П. И. Чагин, Г. Н. Илларионов и другие.)

Зиновьев своего отца, типичного местечкового еврея-ремесленника, устроил заведовать крупной молочной фермой, принадлежавшей Бенуа, в Лесном. Брата устроил по коммерческой части в одной из организаций Внешторга. Зиновьев не проявил себя во время отражения наступления войск Юденича и особенно во время событий в Кронштадте.

Киров — герой защиты Астрахани.

Эти сопоставления можно продолжать, но и сказанного достаточно, чтобы понять: Киров ближе, более приемлем, чем Зиновьев. С годами же Киров стал настолько своим в Ленинграде, что сделался подлинным любимцем трудящихся.

10 февраля 1926 года собралась ХХШ чрезвычайная Ленинградская губернская конференция ВКП(б). Мне не довелось участвовать в ней, так как меня вызвал Н. М. Шверник — секретарь Севзапбюро ЦК и предложил выехать в Новгород для участия, в качестве представителя Севзапбюро ЦК, на очередном губернском съезде Советов Новгородской губернии. На выраженное мною сомнение, смогу ли быть представителем такого высокого учреждения, Николай Михайлович сказал: «Вас товарищи хорошо знают, Иван Михайлович Москвин рекомендует именно вас, и мы это согласовали с Кировым. Вы там должны выступить от Севзапбюро ЦК» — и выдал мне уже подписанное командировочное удостоверение. Оно чудом уцелело у меня, несмотря на испытания, и сослужило добрую службу при моей реабилитации в 1956 году.

Хотя я на конференции не был, но знал, что она прошла хорошо. Кирова встречали и провожали восторженно. Вскоре после конференции Н. М. Шверник выбыл из Ленинграда для работы в ЦК. Но нас удивило другое обстоятельство: Ивана Михайловича Москвина неожиданно перевели в ЦК на заведование орготделом. Как это понимать? И. М. Москвин — как заведующий орготделом Севзапбюро ЦК. — провел огромную работу в борьбе с оппозицией начиная еще с осени 1925 года, когда она только что стала выявляться. Во время работы съезда и в первые январские дни 1926 года Иван Михайлович был организатором информации, работы по подбору и перестановке кадров. В чем же дело?

Иван Михаилович Москвин — старый большевик, подпольщик, активный участник революции, член партии с 1911 года, большой мастер подпольной техники, активный борец с троцкистской оппозицией, один из тех, кто по праву вошел в книгу «Герои Октября», изданную в двух томах Институтом истории партии Ленинградского обкома КПСС в 1967 году. Годы подпольной конспирации, лишений, нажитая болезнь — туберкулез легких — сделали Москвина человеком тяжелого характера: молчалив, неулыбчив, сух в обращении с людьми, педант в делах, вел аскетический образ жизни, без друзей и товарищей. Но на работе горел, был твердым, принципиальным большевиком, видел гораздо дальше и глубже многих.

Возможно, назначение Кирова секретарем несколько озадачило Москвина. Он, конечно, больше думал о кандидатурах из Ленинграда, а не со стороны, ревниво, как и многие старые питерцы, считал себя хранителем питерских традиций, некой самостийности и вольности, которые справедливо подмечал Владимир Ильич. Еще в 1921 году в предисловии к брошюре «К вопросу о новой экономической политике (две старые статьи и одно еще более старое послесловие)» он добродушно писал: «Как водится, питерцы чрезвычайно любят показывать свою самостоятельность и независимость». «Как водится, питерцы, во главе с тов. Зиновьевым, как бы это помягче выразиться,— меня „провели"»1.

Сталин понимал смятение Кирова, когда тот вступал в руководство Ленинградской организацией. Он понимал всю сложность условий, в которых оказался Сергей Миронович. Понимал и всю свою ответственность за смелое выдвижение еще мало известного Кирова на столь ответственный и почетный пост — руководить Ленинградской партийной организацией, заслуженно любимой Лениным. Надо помочь Кирову, но как? У Кирова не складывается с Москвиным, надо подыскать вне Ленинграда другого, но известного ленинградцам товарища,— находят и рекомендуют Николая Кирилловича Антипова из Свердловска, в предреволюционные годы подполья активного работника Петрограда.

Для поддержки Кирова Сталин сам приезжает в Ленинград, 12 апреля 1926 года выступает с докладом о работе объединенного апрельского (1926 г.) Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б). На пленуме губкома я не присутствовал, а 13 апреля, на следующий день, на городском партийном активе был. Здесь Сталин выступал с докладом на ту же тему. После непродолжительных прений, в обстановке единодушия, он, выйдя на трибуну Таврического (тогда имени Урицкого) дворца, заявил, что ему нет нужды брать заключительное слово, так как выступления показали понимание задач и методов их выполнения. Он сказал, что поступило несколько записок и во многих его спрашивают, наряду с международными делами, и о причинах перевода И. М. Москвина, куда он

назначен. Сталин, улыбнувшись многозначительно, сказал, что он не знал, что вопрос о Москвине представляет такой же интерес, как и международные дела, и в обычной манере говорить — во-первых, во-вторых,— сообщил следующее, воспроизводимое мною по памяти.

Во-первых, товарищи из Ленинграда заявляли, что им трудно работать с Москвиным, и просят дать другого; во-вторых, в ЦК нужны такие люди, как Москвин, хорошо знающий конспиративную подпольную работу, что может и пригодиться в ЦК.

Сталин таким ответом, во-первых, бросил камушек в адрес ленинградцев (кого именно?) и, во-вторых, как-то по-особому оценил Москвина с позиций, о которых мы меньше всего могли думать на девятом году революции — «мастер конспиративной работы».

На состоявшемся 14—23 июля того же 1926 года объединенном Пленуме ЦК и ЦКК по инициативе Сталина, продолжавшего линию на поддержку Кирова, Сергея Мироновича избирают кандидатом в члены Политбюро. Ленинградцам, все более проникавшимся любовью и уважением к Сергею Мироновичу, вполне импонировала такая высокая оценка деятельности Кирова и доверие возглавляемой им организации. В этом мы также видим линию Сталина, продолжающего всяческую поддержку Кирова.

Выступления Кирова на XV и XVI съездах партии снискали ему огромные симпатии их делегатов. Его речи на Пленумах ЦК, особенно при вскрытии оппозиционных корней, возвели его в ранг лучших ораторов в стране.

15—20 октября 1927 года в Ленинграде проводилась юбилейная сессия. Центрального Исполнительного Комитета СССР (ЦИК СССР), посвященная 10-летию Великого Октября. Я бывал в те дни в зале Таврического дворца, но в памяти сохранилось почему-то немного. Помню, что на утренних заседаниях было мало народа, сидел я внизу, с одной стороны от меня сидела жена Н. К. Антипова — Клавдия Каганерова, с другой — Александр Безыменский. Они все время разговаривали между собой и мешали слушать ораторов. Сталин почему-то не был на сессии, возможно, был болен. Сессия проходила без помпы, политическая обстановка в стране была неспокойной. В сессии принимали участие Калинин, Петровский, Енукидзе, Киров, Луначарский и другие руководящие товарищи, выступавшие на предприятиях города перед рабочими.

В конце декабря Серго пишет Ворошилову письмо, в котором предлагает включить в список награждаемых боевыми орденами и Сергея Мироновича Кирова — за активное участие в защите Астрахани в годы гражданской войны, приводя и факты личного героизма Сергея Мироновича. Документ хранится в фондах музея-квартиры Кирова в Ленинграде. 20 февраля 1928 года Президиум ЦИК СССР наградил С. М. Кирова орденом Красного Знамени за руководство боевыми операциями и личное участие в них в годы гражданской войны.

Заметим по пути и такой факт: в 1925 году, когда Киров еще работал секретарем ЦК Азербайджана, все руководство Баку за восстановление нефтяной промышленности было награждено орденами Трудового Красного Знамени Азербайджана. Киров же не был награжден. И только 3 апреля 1931 года «за исключительные заслуги в деле реконструкции нефтяной промышленности Азербайджана» Киров награждается орденом Ленина.

С окончанием гражданской войны, вернее, с 1919 года Сталин в Ленинграде не бывал, и первый его приезд, как уже говорилось, состоялся в апреле 1926 года. В июле 1928 года Сталин вновь посетил Ленинград. В письме жене, находившейся вне Ленинграда, Киров 17 июля 1928 года пишет: «Был у меня 2—3 дня тов. Сталин. Ездил с ним на Волхов, позавчера т. Ст. уехал». Сергей Миронович с удовлетворением воспринял визит редко куда выезжавшего Сталина, он понимал, и справедливо, это посещение как поддержку его, Кирова, руководителем партии, весьма скупым на знаки внимания. Сталин не только посетил Волховстрой, но выступил перед ленинградским активом с докладом о только что прошедшем июльском Пленуме ЦК.

Во второй половине 1929 года Кирову пришлось особенно здорово поработать, да и понервничать довольно крепко. Еще летом 1928 года — 3 июня — ЦК обратился ко всем членам партии, ко всем рабочим с призывом развернуть критику и самокритику масс, оживить с ее помощью деятельность всех партийных, профсоюзных и других организаций. Киров активно пропагандирует эти решения ЦК.

В связи с этим полезно воспроизвести страничку кировского блокнота того года. Сергей Миронович, готовясь к очередному докладу, как всегда, набросал в блокнот основные мысли. К примеру:

«Почему

самокр.

теперь

Кадры. Массы

Темп»1.

Самокритика не вообще, не беспредметно. Принята первая пятилетка. Необходимо организовать ее выполнение. Главное — борьба за темпы, за освобождение от технической и экономической зависимости от стран капитализма. Надо активизировать кадры, повысить их способность решать новые задачи; поднять активность масс и тем самым обеспечить выполнение принимаемых темпов. Так, и только так можно расшифровать тезисы, сделанные рукой Кирова в приведенной записке. Он всегда пользовался подготовленными тезисами, которые в процессе выступления обогащал жестами, изменениями голоса, улыбкой и другими средствами из арсенала своего замечательного ораторского искусства.

16—24 ноября 1928 года Пленум ЦК ВКП(б), в работе которого Киров активно участвовал, осудил предложения правых во главе с Н. И. Бухариным о замедлении темпов социалистического строительства и поставил задачу борьбы против правого уклона, как главной опасности в партии на данном этапе.

Но если сравнительно легко разругать «теоретиков» правого уклона, то гораздо труднее было преодолевать настроения и действия товарищей, которые в теоретическом плане осуждают группу Бухарина, а в жизни, на практике идут по сути дела у нее на поводу, то есть независимо от своей воли и желания являются носителями правого уклона на практике. Такие товарищи скептически относятся к заложенным в пятилетке темпам, ищут решения на других путях, считают, что самокритику вообще-то надо развивать, но не в их адрес. Своеобразие таких взглядов хорошо продемонстрировал член КПСС с 1919 года Михаил Федорович Адуевский, бывший в 1928 году заведующим облздравотделом. Шло партийное собрание, обсуждали обращение ЦК о самокритике, языки развязались, кое-кто бросил укоры и в адрес начальства. Адуевский в конце собрания выступил и пояснил: «Конечно, самокритику развивать надо, но надо знать как. Вот вы критикуете меня, а я член обкома, значит, вы уже куда замахиваетесь — на обком, а это — нельзя».

Вот с такими настроениями и их носителями и боролись ЦК, Киров, ленинградские большевики. Далекие от теоретических заблуждений руководящих деятелей правого уклона, эти товарищи, вчера активные, преданные, заслуженные революционеры, в большинстве рабочие в прошлом, вследствие явно недостаточной грамотности пренебрегавшие теорией, оказались в плену правых и стали, сами того не желая, а порой и не понимая, носителями правого уклона на практике. Такие люди уже не могли стоять у руководства, их надо было передвигать на другую работу, выдвигая на их место других, с правильным пониманием существа линии партии, умно сочетающих теорию и практику.

Хрущевская формула — ухода с ярмарки, им выдвинутая, но к себе не примененная, вообще-то говоря,— есть естественный, неизбежный, прогрессивный процесс смены кадров, в соответствии с изменяющейся обстановкой. Но... к сожалению, часто мы, философствуя о других, не замечаем, что ведь и самому-то пора понять. Французская поговорка: «Любовь подобно балу, надо уметь уйти, пока не гаснут свечи» — вполне применима и к политическим, научным и всем вообще кадрам. Но люди, не понимающие этого, когда их потревожили, задели, вместо того чтобы самим себя критически осмотреть, впадают в обиду, находят какие-то козни, ищут виновников, считают людей, их поправляющих, за недоброжелателей и т. п. Вспоминают все свои былые заслуги, в которых никто и не сомневается, но «в карете прошлого далеко не уедешь».

Это довольно длинное вступительное пояснение необходимо для того, чтобы правильно понять и оценить немаловажное событие в жизни Кирова и роль Сталина в ситуации, именуемой тогда «сентябрьской самокритикой».

1 сентября 1929 года, когда Киров находился в отпуске вне Ленинграда, центральная «Правда» в разделе «Партийное строительство» поместила ряд статей, изобличающих зажим самокритики в некоторых учреждениях Ленинграда,— о Севзапторге, где рабкор Мигуш покончил жизнь самоубийством, о братьях Васильевых из Откомхоза, незадолго до того арестованных органами ГПУ, о сигналах «Красной газеты» и своеобразной реакции ОблКК и т. д.

2 сентября было воскресенье, и по тогдашнему порядку газеты не выходили. 3 сентября «Ленинградская правда» опубликовала передовицу «Исправить ошибки» и перепечатала статью из центральной «Правды» от 1 сентября «Важнейшее оружие рабочего класса в борьбе за социализм». Знал ли Киров о подготовке выступления центральной «Правды»? Некоторые толкуют так, что в центре воспользовались отсутствием Кирова в Ленинграде и по сути дела ударили по нему. Нет, это, конечно, не так. Киров, кандидат в члены Политбюро, отпуск проводит под Ленинградом и безусловно связан с ЦК, и вряд ли он не информирован о материале, хотя, возможно, он не представлял всей его остроты. Газета приурочена к возвращению Кирова из отпуска, бьет по явлениям и лицам, критикуемым им, но эта критика не всегда встречает поддержку и понимание близких к нему по духу и многим годам совместной работы людей.

Киров поспешил вернуться в Ленинград, и 3 сентября состоялось решение обкома об организации проверки опубликованных фактов, были созданы три комиссии. Их возглавили: по Севзапторгу — Ф. Ф. Царьков, секретарь Володарского РК партии, по Откомхозу— зав. облфо Е. Н. Пылаев. Третью комиссию — специально по рабкорам — возглавил А. И. Угаров, заместитель заведующего отделом агитации и пропаганды. Среди разоблачительных статей с правильной и правдивой постановкой вопроса появились в ленинградских газетах и явно бьющие на сенсационность, а названия некоторых из них, особенно в «Красной газете», выделялись крикливостью в расчете на обывательскую часть населения города. Особенно не повезло председателю ОблКК РКИ Г. А. Десову.

Чрезмерно звонкими и далекими от истины были статьи: «Единый фронт помещицы и пред. ОблКК РКИ», «Классовая слепота тов. Десова». Десова не было в Ленинграде, в эти дни он возвращался из Сочи. Ознакомившись с газетными материалами, он был крепко раздосадован, резко протестовал, допустив при этом запальчивость. У каждого есть недостатки в работе, ему на них и указали справедливо, одновременно осудили вздорные, сенсационные выкрики ретивых газетчиков. Десов все же крайне обиделся и подал заявление об освобождении его от работы в ОблКК РКИ. Пленум ОблКК РКИ просьбу Г. А. Десова удовлетворил.

На созванном 7 сентября пленуме обкома партии заслушаны материалы комиссий, расследовавших статьи. Особенно много было укоров в адрес отдела коммунального хозяйства и персонально бывшего до конца 1927 года заведующим Откомхозом Н. И. Иванова и его заместителя В. Е. Алексина. Н. И. Иванова, занимавшего с ноября 1927 года уже пост заместителя председателя областного исполкома, пленум освободил от

должности и направил на работу к станку, а В. Е. Алексина решил не только снять с работы, но и отдать под суд за проявления бюрократизма и волокиты.

Киров с первого дня возвращения из отпуска взял бразды правления в свои руки и не допустил увлечений в этом сложном процессе. Финалом этой, как тогда назвали, волны самокритики вновь была статья в центральной «Правде», перепечатанная 15 сентября «Ленинградской правдой», «Ленинградская печать и самокритика». Толчок, сделанный в первые дни сентября, благодаря правильным и умелым действиям со стороны руководимого Кировым обкома партии создал благоприятную почву для развития целенаправленной критики и самокритики и способствовал реализации больших темпов труда.

Увы, не все по-партийному правильно поняли важность проведенных мероприятий. Нашлись среди руководящих работников товарищи, которые и само мероприятие и роль в нем лично Кирова обсуждали. Они усмотрели в этом «поход» Кирова против старых питерских кадров, тогда как речь шла не о старых кадрах, а о людях с устаревшими методами труда, работающих по «унутреннему наитию», а не со знанием и пониманием всей обстановки и сложности условий. Хорошие сами по себе коммунисты, заслуженные революционеры, ценные люди, не поняв существа дела, встали на путь сведения счетов и поисков изъянов в других. Г. А. Десов, Н. П. Комаров, И. И. Кондратьев, К. Е. Юносов написали в ЦК записку, в которой пытались доказать, что Киров — «варяг», что он, работая до революции во Владикавказе в либеральной газете «Терек», не отражал будто бы партийных взглядов, а в 1913 году, в дни празднования 300-летия дома Романовых, даже поместил в газете «патриотическую» статью.

Как мне рассказывала впоследствии жена Десова, Стефанида Ивановна, самым активным был ее муж Георгий Александрович. Он посидел 2—3 дня в Публичке, познакомился с материалами «Терека» и написал письмо в ЦК, дав его подписать названным товарищам. Я хорошо знал Г. А. Десова, мы до революции были даже соседями, живя в Лесном; у меня закралось сомнение, мог ли Десов написать столь ответственное политическое письмо, так как он не обладал достаточно высокой грамотностью, и я спросил Стефаниду Ивановну — не помогал ли кто? Она сказала, что Десов ей об этом не говорил прямо, а спустя некоторое время сетовал, что «дружки из Москвы ему помогали в этом». Можно думать, что речь шла о Н. К. Антипове, который в бытность его секретарем Ленинградского губкома имел осложнения с Кировым, в результате чего в начале 1929 года был переведен на работу в Москву наркомом почт и телеграфа (Наркомпочтель).

С получением записки уважаемых, но заблудившихся товарищей Сталин созвал в Москве в ЦК заседание, на которое были приглашены авторы записки и почти все члены бюро Ленинградского обкома партии. Заседание длилось два дня, велась стенограмма. Спустя некоторое время, когда участники заседания в Москве вернулись в Ленинград, был созван пленум обкома. Я на нем присутствовал как работник аппарата Смольного. Выступил М. С. Чудов. Он сообщил, что на заседании после двухдневного обсуждения заявления ленинградских товарищей выступил Сталин и внес предложение из двух пунктов: «Киров допускал ошибки при работе в газете «Терек», он их признает, но право сотрудничать в либеральной газете он имел1. Товарищи, выступившие со своей запиской, неправильно подошли к оценке Кирова в его полезной работе по Ленинграду. ЦК считает целесообразным этих товарищей перевести на другую работу вне Ленинграда».

Комарову была предоставлена сначала должность председателя правления Всесоюзного объединения стройиндустрии Союзстроя ВСНХ СССР, а в июле 1931 года, когда был создан Наркомат коммунального хозяйства РСФСР, его назначили наркомом, где он и пребывал до ареста и гибели. Десов был очень болен, нуждался в оперативном вмешательстве. Киров помог ему поехать в Германию, там ему была сделана операция, и почти год он не работал по состоянию здоровья. Потом обратился к Кирову с просьбой дать ему работу в Ленинграде, мотивируя семейным положением и состоянием здоровья. Десов был назначен директором завода пишущих машин, тогда имени М. Гельца. И, встречаясь со мной, Десов говорил самые добрые слова о Кирове: «Ведь какой человек, я ему причинил зло, а он, видишь, оставил меня в Ленинграде, помог подлечиться. Спасибо ему. Да, попутали меня». Но кто его попутал — сам он не говорил, а я считал бестактным задавать вопросы, о чем сейчас, конечно, сожалею.

Кондратьева И. И. из исполкома перевели на ответственную хозяйственную работу.

И. Ф. Кодацкий рассказывал об этом заседании в ЦК — шло оно поначалу довольно остро. Киров проявил огромную выдержку, Сталин почти не говорил, только задавал вопросы и в конце внес приведенное здесь предложение. Признание ошибочности позиции Кирова в некоторых статьях в «Тереке» он сделал в мягкой, но безусловной форме. П. И. Смородин говорил, что перелом в ходе заседания наступил после очень умного выступления Кодацкого, что было отмечено и Сталиным. На заседании пленума Ленинградского обкома, о котором шла сейчас речь, у Кирова настроение было, пожалуй, невеселое, неспокойное, но он не проронил ни слова. Резюме мое по этому поводу такое: Сталин защитил Кирова от нападок, одновременно бросив на всякий случай камушек в его адрес по поводу некоторых статей в газете «Терек». Участие же большевиков в условиях подполья в либеральных газетах допускалось с ограничением—не быть редактором, не писать за своей подписью политических передовых (редакционных) статей, что Киров полностью и выдерживал.

В 1930 году состоялся XVI съезд ВКП(б). Киров на нем выступил с большой речью против правых. Она была насыщена интересными сравнениями и шутками в адрес лидеров оппозиции. На пленуме ЦК, избранного на этом съезде, Кирова вводят в состав Политбюро ЦК.

В середине ноября Киров по заданию ЦК ВКП(б) выезжает в Тбилиси и Баку; 19—28 ноября он участвует в собраниях партактива и пленумах ЦК КП Грузии и Азербайджана и выступает на них с докладами о внутрипартийном положении.


* * *


В марте 1931 года ЦК ВКП(б) созвал в Москве в помещении Центрального Комитета совещание руководящих работников промышленности и финансов. По указанию С. М. Кирова я, уже будучи в должности заведующего облфо, также принимал участие в этом совещании, где имел возможность в течение трех часов видеть Сталина, наблюдать за ним, и сейчас, по ходу изложения своего материала, хочу поделиться несколько своими

впечатлениями о нем. Сталина я видел и слышал и раньше, видел его и позднее, но хорошо сохранилась в памяти и запечатлелась именно эта встреча.

Заседание происходило в помещении ЦК на Старой площади. Комната сравнительно небольшая. Присутствовало человек 35—40, председательствовал В. М. Молотов. Среди присутствовавших — И. В. Сталин, Г. К. Орджоникидзе, А. И. Микоян, Г. Ф. Гринько, М. И. Калманович, Л. Е. Марьясин, З.

teoriya-i-praktika-upotrebleniya-marketingovoj-terminologii.html
teoriya-inflyacii.html
teoriya-izmerenijtipi-shkal.html
teoriya-korporativnogo-upravleniya.html
teoriya-kriminologii-chast-6.html
teoriya-lingvisticheskoj-otnositelnosti-sepira-uorfa.html
  • composition.bystrickaya.ru/ostroumov-sa-bloesch-j-wehrli-b-mccutcheon-s-mamatkulov-h-a.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/oglyadivayas-nazad-vsegda-porazhaeshsya-tomu-kak-udivitelno-bistro-i-nezametno-letyat-godi-kazhdij-raz-osoznayosh-etot-fakt-kogda-prihodit-vremya-ocherednogo-tvoeg-stranica-19.html
  • exam.bystrickaya.ru/vikingi-zhizn-bit-kultura-svyaz-s-russkoj-naciej-chast-2.html
  • pisat.bystrickaya.ru/su-obektlern-konkursti-negzde-oshaulanan-nemese-brlesp-pajdalanua-beru-memlekettk-krsetletn-izmet-standarti-zhalpi-erezheler-su-obektlern-konkursti-negzde-oshaulanan-nemese-brlesp-pajdalanua-beru.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sklonivshis-kamatha-i-drugie-mudreci-stali-zadavat-emu-voprosi-4-stranica-7.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-20-psovaya-sluzhba-tretya-istrebitelno-trudovie-glava-persti-avrori.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-psihologiya-politicheskih-kommunikacij-po-specialnosti-032401-reklama.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-2-instinktivnoe-povedenie-k-e-fabri-i-zoopsihologiya-v-moskovskom-gosudarstvennom-universitete-imeni-m-v-lomonosova-5.html
  • letter.bystrickaya.ru/novaya-mezhdunarodnaya-programma-sankt-peterburgskogo-gosudarstvennogo-universiteta-servisa-i-ekonomiki.html
  • institut.bystrickaya.ru/tema-8-prosvetitelskaya-deyatelnost-muzeev-5-chasov-metodicheskie-rekomendacii-po-provedeniyu-elektivnih-uchebnih.html
  • report.bystrickaya.ru/informacionnie-tehnologii-na-urokah-russkogo-yazika-i-literaturi.html
  • urok.bystrickaya.ru/pravila-lichnoj-gigieni-i-povedeniya-medicinskogo-personala.html
  • lecture.bystrickaya.ru/47ponyatie-o-sredstvah-obucheniya-ih-klassifikaciya-shpargalka-po-pedagogike-dlya-pedagogov-ponyatie-pedagogiki.html
  • credit.bystrickaya.ru/otchet-po-samoobsledovaniyu-inzhenernogo-fakulteta-po-specialnosti-stranica-7.html
  • literature.bystrickaya.ru/doklad-direktora-liceya-igorya-leonidovicha-nesterovicha-sdelannij-uchastnikam.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-provedenii-ege-po-matematike-v-lipeckoj-oblasti-v-2009-godu.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-razrabotka-rekla.html
  • letter.bystrickaya.ru/mihail-shukin-skazanie-o-russkom-geroe.html
  • institut.bystrickaya.ru/tromboliticheskaya-terapiya-v-ostrejshem-periode-ishemicheskogo-insulta-v-a-baturin-prorektor-po-nauchnoj-i-innovacionnoj.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/vtoraya-predkvalifikacionnaya-praktika-5-kurs-9-semestr-20-studentov-otchet-o-rabote-bazovih-kafedr-za-2008-god.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/ingibitori-protonnoj-pompi-ot-farmakologicheskij-svojstv-k-klinicheskoj-praktike.html
  • kolledzh.bystrickaya.ru/avtomatizaciya-kotelnoj-ustanovki.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/detskoe-sluzhenie-v-ukraine-problemi-nuzhdi-i-perspektivi.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/programma-tura-0-den-otezd-iz-moskvi-v-sankt-peterburg-poezdom-s-leningradskogo-vokzala-vecherom-ili-v-noch-20-maya.html
  • essay.bystrickaya.ru/dokazatelstva-bitiya-boga-l-e-balashov.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-vtorya-dejstvuyushie-lica-skazka-fars.html
  • composition.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-podgotovki-bakalavra-po-napravleniyu-034700-dokumentovedenie-i-arhivovedenie-profil-dokumentovedenie-i-dokumentacionnoe-obespechenie-upravleniya.html
  • thesis.bystrickaya.ru/proekt-atman-transpersonalnij-vzglyad-na-chelovecheskoe-razvitie-izdatelstvo-ast-izdatelstvo-instituta-transpersonalnoj-psihologii-izdatelstvo-k-kravchuka-moskva-2004-stranica-48.html
  • university.bystrickaya.ru/gnoseologiya-metodicheskoe-posobie-po-filosofii-moskva.html
  • reading.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-1variant-1-variant5-20-teksti-dlya-dopolnitelnogo-chteniya-27.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-1-voprosi-viktorini.html
  • letter.bystrickaya.ru/neobdumannoe-klyatvennoe-slovo-materi-rasskaz-prihodskogo.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prognoznaya-ocenka-demograficheskih-resursov-generalnij-plan-parfenevskogo-selskogo-poseleniya-parfenevskogo.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programmi-i-struktura-povedeniya-metodicheskie-rekomendacii-dlya-slushatelej-kursa-nlp-v-biznese-moskva-2000-228-str-isbn-5-7856-0196-6.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/predpriyatiya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-buhgalterskij-uchet-specialnost.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.